ВостокТелеИнформ Ξ
30.12.2020
Непривлекательные поддержки: В Бурятии нужно менять закон об инвестиционной деятельности
Непривлекательные поддержки: В Бурятии нужно менять закон об инвестиционной деятельности

О ходе реализации закона республики Бурятия «О государственной поддержке инвестиционной деятельности» обсудили на заседании Совета Народного Хурала. Как оказалось, крупные предприятия Бурятии отказываются от республиканских мер поддержки в области инвестиций – им проще обратиться в федеральный центр и не мучить себя юридическими проволочками. Что не так с законом и что нужно менять – в материале Восток-Телеинформ.

868-й закон был принят в 2009 году и предусматривает 7 направлений инвестиционной поддержки по инвестиционным соглашениям: льготы на налоги на прибыль, компенсация процентов по кредитам, государственная гарантия республики Бурятия, инвестиционные налоговые вычеты, бюджетные инвестиции, льготная аренда республиканского имущества и передача в залог республиканского имущества. Но, как выяснилось, желающих получить меры поддержки за 11 лет действия закона набралось немного. С докладом перед депутатами выступила министр экономики республики Екатерина Кочетова.

- По первой поддержке – эта мера действует с начала введения закона и фактически на сегодняшний день ею воспользовались не очень многие организации по инвестиционным соглашениям, - говорит министр.

В число «счастливчиков» вошли: разрез «Тугнуйский» на 221 миллион рублей, льгота действовала с 2011 по 2015 года, «Бурятмяспром» на 1,1 миллион рублей с 2013 по 2017 год, аэропорт «Байкал» 5,1 миллиона рублей с 2013 по 2017 год. Фактически с 2017 по 2019 год данной льготой больше никто не пользовался. Единственные, кто в 2017 году хотел воспользоваться льготой - «Молоко Бурятии», но соглашение было расторгнуто по инициативе инвестора.

Следующая налоговая льгота – это налог на имущество. Здесь предусматривается полное освобождение от регионального налога. Этой поддержкой воспользовались: «Бурятмясопром» на сумму 95 миллионов рублей, аэропорт «Байкал» на 2 миллиона 590 тысяч рублей, «Хиагда» на 842 миллиона рублей, Республиканская типография 1,6 миллиона рублей, разрез «Тугнуйский» 270 миллионов рублей, «Хужир Энтерпрайз» 73 миллиона рублей, свинокомплекс «Восточно-Сибирский» 149,5 миллионов рублей и «Амта» на 360 тысяч, но фактически с «Амтой» также соглашение расторгнуто и деньги были возвращены в республиканский бюджет.

- В 2019 году на конкурс заявился свинокомплекс «Восточно-Сибирский» с проектом увеличения производственных мощностей для того, воспользоваться налогом на имущество в процентной ставке 0%. Но по документации были получены замечания контрольно-счётной палаты и инвестор решил отозвать все документы и получить преференции по другому закону, - отметила Екатерина Кочетова.

Следующая норма – компенсация процентов по кредитам. Здесь предприятия могут получать компенсацию в 70%, но выплаты не могут превышать 10 миллионов рублей в год. Всего этой поддержкой воспользовалось 12 организаций. С одной из них – с «Амтой» - инвестсоглашение было расторгнуто и в порядке судебных разбирательств 1,2 миллиона рублей полностью возвращены в бюджет. И ещё с одной компанией идёт процесс возвращения денег.

- Хотелось обратить внимание, что эти три меры поддержки – самые востребованные в рамках этого закона. Государственной гарантией республики Бурятия с 2009 года воспользовалось всего лишь два предприятия – это Селенгинский завод железобетонных изделий на сумму 13 миллионов и свинокомплекс «Восточно-Сибирский» на сумму 623 миллиона рублей. Следующим претендентом на данный вид поддержки было «Молоко Бурятии» на сумму 250 миллионов рублей. Государственная гарантия была одобрена и предоставлена, но предприятие не воспользовалось ею в связи с тем, что на эту гарантию предприятие не получило кредитных средств, - отметила министр экономики. – По остальным направлениям мерами поддержки не воспользовался ни один предприниматель.

За 11 лет существования закона из республиканского бюджета было предоставлено 1 миллиард 700 миллионов рублей. Компенсация за пользования кредитами – 200 миллионов рублей, государственной гарантии – 637 миллионов рублей. Общей объем поддержки – 2 миллиарда 500 миллионов рублей. Инвестировано в экономику региона – 23 миллиарда рублей, произведено местной продукции на 149 миллиардов рублей, перечислено налогов – 12 миллиардов рублей. Создано 700 рабочих мест.

Почему закон престал себя оправдывать

Закон «О государственной поддержке инвестиционной деятельности» был создан в 2009 году, за это время в него вносили лишь незначительные поправки. В то же время в республике прозошел ряд грандиозных изменений. Например, в 2018 году Бурятия вошла в состав Дальневосточного федерального округа и в республике поменялась вся инвестиционная деятельность. Для предприятий стали возможными более привлекательные налоговые режимы в рамках федерального законодательства. Это, например, территории опережающего социально-экономического развития, где процентная ставка в первые пять лет 0%.

- И какие можно сделать выводы? То, что этот закон фактически исчерпал своё существование уже давно. В рамках того, что мы вошли в ДФО и существуют наиболее привлекательные преференции для инвесторов, у нас возникает необходимость полностью переформатировать этот закон. В связи с тем, что у нас существуют федеральные механизмы поддержки инвесторов, такие как территории опережающего социально-экономического развития, свободный порт Владивосток, специальные инвестиционные контракты, инвестиционные налоговые вычеты, соглашение о защите поощрений карт-вложений. В связи с этим нам необходимо пересмотреть подходы к мерам региональной поддержки с оглядкой на работу федеральных мер, - предложила Екатерина Кочетова.

По её словам, она столкнулась с тем, что ни один республиканский институт развития не владеет информацией по механизмам получения мер федеральной поддержки. В Бурятии в рамках этого закона никто не может грамотно проконсультировать предпринимателей. «Здесь нам предстоит большое обучение и повышение квалификации как специалистов министерства, так и специалистов Фонда регионального развития. Также нам нужно актуализировать закон «О государственной поддержке инвестиционной деятельности» с учётом норм, принятых на федеральном уровне, инфраструктурная поддержка и многое другое», - заявила министр.

Парламентарии, заслушав доклад, обменялись мнениями. Депутат Иринчей Матханов полностью поддержал министра и согласился, что закон устарел и уже давно требует актуализации.

- Я удивлён качеством доклада, так как обычно докладчики отчитываются просто и говорят о том, как всё хорошо. Вы первый министр, который сказал, что закон себя изжил. Наше федеральное инвестиционное законодательство двигается вперёд, а наш закон каким был написан в 2009 году, такой и остался. Поэтому, я считаю, что нужно дать поручение профильному комитету разработать хороший закон для инвестиционной деятельности с учётом всех аспектов. Надо объединить все рычаги для эффективности. Почему у нас так мало инвесторов? Да потому что по закону нереально получить какие-то меры. Почему так мало получивших гарантии? Почему не обращаем внимание на местных предпринимателей? Чтобы в первую очередь они меры получали, а не крупные предприятия, имеющие миллионы, - сказал парламентарий.

Депутат Игорь Бобков засомневался в эффективности предоставления льгот. По его словам, в былую славу «Байкалфарм» вливал в бюджет республики 2,5 миллиардов налогов и никаких льгот не получал, а какую выгоду республика, отдавая деньги, получает сейчас?

- Кто-то из компетентных, независимых экспертов может подтвердить эффективность предоставляемых льгот? Вот вы рассказали, что было предоставлено 2,5 миллиарда, а инвестировано 23 миллиарда рублей. А что такое инвестиции, я как понимаю, это весь торговый оборот этих предприятий, как бы эти 23 миллиарда ни о чём не говорят, - сказал депутат.

- Я озвучиваю цифры эпохи трёх министров, работавших до меня, - отметила Кочетова. - Подтвердить инвестиции мы можем поднятием документов, но я хочу сказать, что в рамах этого закона Счётная палата непосредственный участник инвестиционных соглашений, которая даёт официальное заключение. Считаю, эту нормой избыточной. 23 миллиарда инвестиций – это не товары, это вложения. Товаров на 149 миллиардов рублей и, конечно, нами будут привлечены эксперты к работе по форматированию этого закона, - ответила министр. - Мы получили на 1 вложенный нами рубль 2,2 рубля. Но эти соглашения практически уже завершены. Их было 19, сейчас осталось 3. Поэтому нам нужно срочно садится и пересматривать все требования.

Заместитель председателя Народного Хурала Цырен-Даши Доржиев считает, что закон всё-таки работал и привлёк инвестиции в республику, а также помог в создании рабочих мест. Доржиев считает, что закон нужно обновить в обязательном порядке, но с большими корректировками.

- Мы подписываем соглашения, но почему-то не указываем в них выгоды в целом для республики? Тот же Тугнуйский угольный разрез, к примеру, мог бы по льготной цене обеспечивать углем Мухоршибирский район или социальные объекты в других районах, если позволяет логистика. Хиагда подписывает соглашение только с Баунтовским районом. Восточно-Сибирский свинокомплекс мог бы закупать зерно у крупных сельхозпредприятий Тарбагатайского, Бичурского районов, вместо того, чтобы завозить его из Томска или Новосибирска, - подчеркнул вице-спикер. - Мы должны понимать, как инвесторы используют средства, полученные от преференций? Куда их вкладывают? Не на зарплату и премии, покупку дорогих машин, а именно на оборотные средства, то есть устанавливать целевое их использование. Данный закон необходимо доработать, комитету по экономике и министерству, надо вплотную заняться его актуализацией.

Итогом заседания стало предложение депутатов создать совместную рабочую группу с профильными министерствами и проанализировать республиканские законы и меры по поддержке бизнеса, чтобы своевременно их актуализировать.

Анастасия Шадрина, Восток-Телеинформ