Интервью Ξ
18.09.2018
Директор ГК «Экоальянс» Игорь Алексеев: в Бурятии с мусором все хорошо
Директор ГК «Экоальянс» Игорь Алексеев: в Бурятии с мусором все хорошо
Директор ГК «Экоальянс» Игорь Алексеев: в Бурятии с мусором все хорошо Фото: Восток-Телеинформ

В Бурятии приступил к работе региональный оператор по обращению с отходами ГК «Экоальянс». О том, сколько в Бурятии мусора, как будет производиться его сортировка, зачем нужна мобильная мусоросортировочная станция и повысятся ли тарифы, в интервью Восток-Телеинформ рассказал директор компании Игорь Алексеев. 

- Игорь Михайлович, в Улан-Удэ представили мобильную мусоросортировочную станцию. Для чего она Бурятии? 

- С того момента, как мы стали региональным оператором по Бурятии, возник вопрос, что делать с мусором. Его много, полигонов в районах нет, плюс законодательство предписывает, что с 2019 года мы должны сортировать мусор, а захоранивать такие фракции, как стекло, бумага, полиэтилен, ПЭТ бутылки нельзя. Две существующие в Улан-Удэ мусоросортировочные станции не запущены, что создаёт определенные проблемы. И мы решили создать мобильную мусоросортировочную станцию. Выяснили, что что в РФ есть завод, который занимается такими разработками и он за 2,5 месяца создал нам эту установку. Она будет работать в Бурятии, это экспериментальный образец, надеемся, он будет удачным началом сортировки мусора в Бурятии. 

- Сколько таких установок будет в республике? 

- «Сколько будет денег, столько будет песен». Покупку таких сортировок не удалось разместить в инвестпрограмме.  

- Где установка будет сортировать мусор? 

- Вообще будет перемещаться, но конкретно эту установку планируем использовать во второй зоне, куда входит Прибайкальский и Кабанский районы. Туристы на Байкале значительно дополняют объем мусора в муниципальных образованиях. В Кабанском районе на сегодня порядка 57 тысяч жителей, а туристов декларируется около 500 тысяч. В основном, мусор, который оставляют туристы, это ПЭТ-бутылки, стекло, бумага, упаковки, полиэтилен, так что будет эффективно реализовать проект там. Далее -  Баргузинский, Курумканский районы, само собой, Северо-Байкальский, а также Тункинский район. Тункинский район по координатам совпадет с координатами нацпарка, там запрещены сооружения, связанные с мусором. Вопрос - куда девать мусор? И ситуация там похожа на Кабанский район – в Тункинском районе живет только 21 тысяча человек, а туристов за год приезжает около 250 тысяч. Мусор это, как у нас, мусорщиков, говорят, «богатый» – многокомпонентный, который позволяет отсортировать фракции и сдать их в переработку как вторичные материальные ресурсы. Картон, полиэтилен, стекло. 

20180915_130926.jpg

- Туристы на такую установку должны будут сдавать уже раздельно упакованный мусор? 

- Это будет просто мечта, но мы на сегодня будем рады, если просто приучим людей хотя бы доносить мусор до контейнеров, а не бросать с четырех метров в мусорный бак, отрабатывая навыки баскетболиста. 

- Поменяется ли ситуация с вывозом мусора для населения? 

- Мы переговорили со всеми перевозчиками, все хотят остаться в бизнесе, поэтому готовы возить мусор и дальше, а мы готовы взять их на субподряд. Тариф пока не утвержден, тот, что мы предложили на конкурсе - 175 рублей за кубометр - не подразумевает утилизацию, только транспортировку. То есть собрать с контейнеров и привезти в определённую точку. Согласно территориальным схемам, сбор мусора мы должны были вести на мусоросортировочных станциях 1 и 2, но они не работают, это пока только в перспективе. Так что сбор мусора будет идти на полигоне в Тарбагатайском районе, а когда запустят станции, поменяется схема движения потоков. 

- Но тариф для населения поменяется? 

- Поменяется. Сегодня мусор просто принимают и закапывают, у нас же будет идти сортировка, это занимает время, средства и усилия. Кроме того, с сортированным мусором тоже что-то надо делать, так что тариф повысится. Не очень значительно, но повысится. Часть тарифа пойдет на инвестиционную составляющую, для покупки сортировочных линий, строительство заводов и площадок накопления, инсинераторных установок (для сжигания отходов, - ред.). 

-  Персонал уже набрали? 

- Пока набираем, все это, в основном, жители Бурятии, приглашаем на работу всех. 

- Как бы в целом вы оценили ситуацию с мусором в Бурятии? 

- В Бурятии все хорошо, намного лучше, чем в Иркутской области. Мусора здесь меньше, и есть объекты, которые позволяют с ним работать. Если у Иркутска только один полигон, то в Улан-Удэ их рядом будет три, хотя сам город в два раза меньше. Сортировочных станций же в Иркутске вообще нет, и нет, в принципе, даже в Иркутской области, а в Улан-Удэ их две. 

20180915_134759.jpg

- Они же не работают. 

- Это только пока. 

- Но мусоросжигательных заводов не будет? 

- Мусоросжигательных не будет пока, но в проекте, когда появятся технологии безопасного сжигания, возможно. Мы были в Германии, там под Дрезденом есть такой завод, он сам стоит 5 миллиардов рублей, плюс еще в миллиарды оцениваются фильтры. У них на трубе стоят датчики с выходом в Интернет и они декларируют, что у них воздух на трубе чище, чем на земле - под заводом. 

- Звучит как фантастика применительно к Бурятии. 

- Но ведь это реализовано. Бурятия с одной стороны планеты, Германия с другой, а планета одна. Неважно, в каюте какого класса ты находишься, если плывешь на «Титанике». Порядок надо наводить повсеместно. 

- А в целом сколько мусора в Бурятии? 

- Мусора в Бурятии 2 миллиона кубов, согласно территориальным схемам, и в полтора раза больше в реальности. Возможно, 3,2 миллиона. Например, в Иркутске норма накопления на человека – 2,07 кубометра в год, с приходом регионального оператора норма меняется на 3,15 куба, потому что становится реальной цифрой. В Бурятии норма не меняется - 1,99 кубов для многоквартирных домов и 2,27 кубов для индивидуальных домов. 

Марина Денисова, Восток-Телеинформ.