Интервью Ξ
26.06.2018
Директор частного музея Бурятии Леонид Будунов: каждый экспонат – мечта
Директор частного музея Бурятии Леонид Будунов: каждый экспонат – мечта

В поселке Баргузин Баргузинского района Бурятии в частном доме расположился уникальный музей, где перед посетителями предстают целые полки фотоаппаратов, утюгов, швейных машин, различные орудия труда, инструменты по плотницкому и столярному делу. Есть здесь экспонаты по истории раскопок могилы Шандора Петефи – поэта и национального героя Венгрии. Автор этой коллекции - преподаватель высшей категории, почётный работник образования России, член Союза фотохудожников Бурятии Леонид Будунов. О том, с чего все началось, директор частного краеведческого музея «У Петровича» Леонид Будунов рассказал в интервью Восток-Телеинформ.

- Леонид Петрович, расскажите немного о себе.

- Я родом из Заиграевского района, села Унэгэтэй. Учился в Унэгэтэйской средней общеобразовательной школе. После армии уехал в Курумканский леспровхоз, в поселок Майский. Там работал в школе преподавателем начальной военной подготовки и вел труды. Отработал в школе 15 лет, потом меня перевели в поселок Баргузин, где я стал  директором детского дома. Так и оказался в Баргузинском районе.

- Как возник интерес к коллекционированию, с чего все началось?

- Я с детства занимался собирательством, у меня была коллекция марок, спичечных коробков, фотоаппаратов, 540 видов значков, различных монет, самая старая деньга у меня 1741 года. Также есть большая коллекция конфетных фантиков, которые я собирал с 7-8 класса, тоже надо альбом делать. Все ведь интересно, так как все погибает, стареет и забывается. Люди не помнят, например, что было, как работали и чем жили наши предки, и вот я потихонечку начал все собирать. Поэтому стараюсь собирать коллекциями, чтобы проследить в развитии любую деталь, модель, вещь, предмет, и это очень здорово, люди с интересом потом смотрят. Так, они могут посмотреть на то, какой была определенная вещь раньше и сегодня. Думаю, это нужно и людям пригодится. Ко мне дети приходят и многие с интересом смотрят и слушают мою небольшую экскурсию.

- Как вы решили организовать музей? Кто были вашими первыми посетителями?

- У меня эти предметы хранились в кладовке и гараже. И как-то я жене говорю: «Галя, сейчас же индивидуальное предпринимательство началось, давай сделаем маленький музей?». А она как раз ремонт сделала в зимовье, и я у нее попросил себе уголок. Она согласилась, так я в итоге «выжил» ее с этого зимовья.

Когда я сделал первую экспозицию, пригласил близких друзей, они все пришли и каждый принес по какому-то экспонату. И вот в сентябре 2009 года мы торжественно с друзьями открыли музей. Они мне и написали первые отзывы и пожелания в тетрадке, которая хранится у меня до сих пор.

IMG_20180323_170015.jpg

ОТ ХРАНИТЕЛЯ ДО ПЕТРОВИЧА

- А какое изначально было название у музея?

- В начале мы его называли «Хранитель», потом переименовался в музей «У Петровича», это по моему отчеству. А сейчас у меня официальное название «У ПЕтровича», потому что у великого венгерского поэта Шандора Петефи славянская фамилия Александр ПЕтрович.

- Какие у вас самые интересные и популярные экспонаты? Чем удивляете посетителей?

- У меня есть музыкальная шкатулка из Швейцарии, которая изготовлена в 1860 году. Я ее кое-как добыл у одного мужчины, затем отреставрировал, и сейчас она у меня играет, все с таким удовольствием слушают. Такой музыки нигде больше не услышите, она эксклюзивная. Также у меня есть чайные металлические коробочки Новомейского. У одного деда выпросил. Сейчас я нашел древнюю деревянную китайскую позницу. Полдеревни обошел, пока одна бабушка мне не подсказала, что это за штука. Китайцев в свое время здесь много жило, а принцип у позницы один и тот же, только эта деревянная и у нее бамбуковые палочки внутри. Теперь она у меня в коллекции.

Также я нашел в речке зуб мамонтенка. У нас в школьном музее есть большой зуб мамонта, а этот зуб - мамонтенка. Сейчас зуб, правда, начинает рассыпаться, надо его как-то сохранить. Нашел еще кость носорога, также рыбаки мне подарили голову огромного буйвола, который здесь обитал в древности. Они ее нашли на дне Байкала. Вещи все баргузинские. Сейчас, когда предметов уже много набралось, все коллекции я начинаю систематизировать, чтобы прослеживалась история, занимаюсь их сортировкой.

Кроме того, у меня есть большие исследовательские материалы по венгерскому поэту Шандору Петефи. За открытие по Петефи Всемирная федерация венгров меня наградила золотой медалью. Также я написал книгу по нему, сейчас ее перевели, и она будет издаваться уже в Венгрии.

- Как вас заинтересовал венгерский поэт? Вернее, его могила, которая, по одной из версий, расположена как раз в Баргузинском районе.

- В 1989 году на нашем баргузинском кладбище были раскопки, и меня пригласили как фотографа. Я заинтересовался и у меня до сих пор хранятся негативы того года, чего нет даже у венгров. С тех пор интерес не терял к этому делу. Друг из Венгрии мне даже подарили позолоченную книгу 1879 года издания стихов Петефи на венгерском языке.

Также венгры обещали мне помочь. Они хотели, чтобы мой музей был филиалом их музея Петефи в Будапеште. Хотели заключить договор, но у меня в голове мелькнула мысль, что сейчас запишем, что я являюсь филиалом, а через неделю они приедут и скажут: «Мы ликвидируем свой филиал» и на основании этого документа всё у меня заберут. Так что пока вопрос рассматривается, нужно юридически правильно оформить.

- А кроме венгров, кто из иностранных туристов бывает в музее?

- Американцы, канадцы, австрийцы, поляки, чехи, словаки, немцы, японцы, монголы, евреи, и недавно норвежцы были. У меня однажды на конференции профсоюзов спросили, много ли народу приходит в музей, сколько выручка. Я ответил «музей не туалет, по два раза на дню не ходят». Один раз посетил и больше не тянет. Поэтому выручки немного.

IMG_20180323_164654.jpg

КТО СКОЛЬКО МОЖЕТ

- Во сколько обойдется посещение музея?

- Кто сколько может. Нет денег, я ничего не говорю. Я поставил бутылку, кто хочет, может внести пожертвования. У меня в Душанбе есть знакомый немец, у которого туристическая фирма, он уже два года возит ко мне туристов. И сейчас привозил 30 студентов из Германии. Приходит и спрашивает, сколько стоит. Я говорю, сколько дадите. «А можно студентам половина?», спрашивают. Я говорю: «Ну, давайте половину». Сколько положили, не знаю, не глядел. Иногда, когда денег нет, я из бутылки вытаскиваю.

- Помните, какую самую большую купюру вам положили за посещаемость?

- Да, пять тысяч рублей мне положил канадский профессор, он венгерский еврей. Он тоже, кстати, занимался национальным героем венгерского народа Шандором Петефи.

- А бывает так: что-то понравилось людям и они хотят это выкупить у вас? Вы продаете?

- Ни в коем случае. Я говорю, люди принесли, отдали с душой. То, что я купил, при условии, что есть двойные экземпляры, я меняю с музеями. Лучше выменивать экземпляр на экземпляр. А так ни одной вещи не продал. Сейчас были люди, я им сказал, что все эти вещи принадлежали разным владельцам, которые жили в одно время, общались, дружили.  И можно сказать, что сейчас их души у меня в музее встретились.

- Новые экспонаты вы ищете целенаправленно или чаще вещи попадаются случайно?

- Если бы, допустим, я занимался марками, то бы искал одни марки. А у меня же здесь все: то есть сегодня ведро попалось, завтра весы. Вот сегодня привез древнейшие чугунные весы с тарелками.  У меня всего 4 разных экземпляра весов с тарелками – двое старинных царских и двое советских.

- А есть ли такой экспонат, который вы где-то увидели и хотели бы пополнить им свой музей?

-  Любой экспонат - мечта. У меня спрашивали, какой самый ценный экспонат в моем музее, но они все ценные. Один мужчина мне отдал трофейные немецкие часы, который его дед с фронта принес, ценная вещь, фотоаппараты - все ценнейшие, их у меня около 80. Еще 40 радиоприемников, 20 швейных машинок и все разных моделей, одинаковых нет. Все их я настроил и отремонтировал, они работают, хоть и музейные экспонаты.

Конечно, много такого хотелось бы иметь. У меня как-то был сын английского писателя с переводчицей. Она мне говорит: «Он много где побывал, все знает». На что я ответил, нет такого музея, в котором были бы все вещи. Показываю экспонат, спрашиваю «А это видели»? «Нет» ответил. Так что каждый музей имеет что-то свое.

IMG_20180323_165630.jpg

МОНЕТЫ НА СКОТЧЕ И ВЕРА В ЛЮДЕЙ

- Как охраняете и следите за своими экспонатами?

- Я учитель и работал трудовиком. Пришел в Майскую школу, в рабочий класс, там все инструменты в шкафах были закрыты. Я сразу революцию сделал, все шкафы открыл, все на полках разложил, инструменты пронумеровал. Директор приходит с испугом: «Вы что? Утащат!». Но я сказал, не утащат, ну даже если утащат, я буду давить на совесть людей. С тех пор людям верю, хотя сколько раз уже обжигался. Но пока, сколько было посетителей, экспонатов не терял. Вот правда старинные монеты у меня все на скотч приклеены, так что там и если утащить, то только целиком всю ленту.

- Известно, что все у вас началось с коллекции фотоаппаратов. Любите фотографировать?

- Я единственный фотограф-любитель, принятый в союз фотохудожников Бурятии, у меня есть удостоверение, что я член союза. Но сейчас пробиваться на фотовыставках очень тяжело, потому что фотографов стало много, аппаратура современная, там практически творческого подхода не надо. У меня, к примеру, есть специальный отдел фотографий природы «Чудное творение». Я нахожу чудеса в природе и их фотографирую. Так, у меня большая коллекция камней-скульптур, которые на что-то похожи. Вот недавно увидел камень, похожий на медведя.

- Какие у вас дальнейшие планы?  Есть ли проблемы, с которыми сталкиваетесь?

- Хотел бы построить отдельный музей, спрятать все экспонаты от дождя и снега. Наверное, надо будет строить большой сарай. Венгры вот обещали помочь и выделить средства. Также мне как-то предлагали здание власти района, но оно находится далеко от моего дома, к тому же его надо отремонтировать, содержать, охранять и постоянно там находиться. Это неудобно и дорого. Хотя вот само здание годное, года три назад отдел культуры откочевал, сейчас пустует.

Надо расширяться во дворе своего дома, а что еще делать? У меня еще есть кладовка, там много больших радиоприемников, телевизоров, уже надо где-то коллекцию телевизоров размещать. Это тоже в моих будущих планах. Маленькие телевизоры поставил, а большие некуда пока. Автомобиль «Победа» стоит в огороде, «Запорожец» у соседа есть, но куда это все ставить, нужно место. Как говорится, аппетит приходит во время еды, но надо его немного умерить.

Также нужно создать картотеку каждого экспоната. Как в библиотеке - на каждую книгу карточка.  Где и как найдена – надо эту рутинную работу сделать, но пока не соберусь.

- Если сравнить с 2009 годом, когда вы только открылись, как изменился музей?

- Когда мы только открывали музей, у меня был уголок в зимовье. А сейчас полный гараж, летняя кухня, зимовье, двор тоже полон различными экспонатами. Вот как я продвинулся за эти годы. И меня официально занесли в республиканский реестр музеев, что очень радует.

- Спасибо за интересную беседу и дальнейших уникальных находок.

Мария Ванданова, ИА «Восток-Телеинформ».