Интервью Ξ
02.03.2018
Депутат Народного Хурала Матвей Гершевич: Многие знают, что я себя сделал сам
Депутат Народного Хурала Матвей Гершевич: Многие знают, что я себя сделал сам
Депутат Народного Хурала Матвей Гершевич: Многие знают, что я себя сделал сам Фото: russianstock.ru

Предварительные итоги работы пятого созыва Народного Хурала Бурятии подвел экс-спикер, депутат, член комитета по социальной политике Матвей Гершевич. Какие законы он выделил, как, по его мнению, надо повышать зарплаты учителей, о мемуарах и  планах, он рассказал в интервью Восток-Телеинформ.

- Матвей Матвеевич, сейчас уж можно начинать говорить о предварительных итогах работы парламента пятого созыва? Какие законы, принятые за то время, Вы бы отметили? Над какими работали лично?  

- Из конкретных законопроектов, которые можно выделить, это закон о бюджете. Подготовка была серьёзная, много спорили, но тем не менее при с принятием не затянули. А ведь это самый главный закон республики, поскольку денег всегда не хватает и парламент принимает дефицитный бюджет. Но в течение года бюджет выравнивается за счёт помощи с Москвы, а также своих дополнительных доходов.

Долго и тщательно мы работали над законом о регистрации прав на землю «самовольщиков». В свое время люди заселились вокруг Улан-Удэ, но на тот момент вопрос с регистрацией не стоял так остро.  Миграция объективная, потому что в сельской местности не хватает рабочих мест и естественно люди переселяются туда, где есть работа, а именно в Улан-Удэ. Сложилась непростая ситуация. Люди построили дома и оказались вне закона: не могут устроить в школы и детские сады детей, не хватает инфраструктуры. Появились целые такие поселки. Мы решили принять закон, чтобы хотя бы поэтапно земли можно было узаконить.

Документ после принятия рассматривался в Верховном суде Бурятии, потому что противоречил действующем законодательству. Но уже в Верховном Суде России нас поддержали, поскольку согласно международным законам человека нельзя просто выселить на улицу. Подобный закон был принят в России впервые. После того, как он вступил в  силу  у нас, в ряде регионов были приняты подобные законы. Сейчас мы дошли до 2010 года, то есть все те, кто построил дома до этого года, могут оформить регистрацию права. Думаю, закон продвинется дальше. Мы смогли решить  очень старую проблему, которая не решалась годами.

Параллельно мы ужесточаем законодательство, чтобы минимизировать самовольное строительство.

- Действует ли ужесточение закона? Или люди продолжают строить дома там, где захотят?

- Самовольно заселиться сейчас не так просто. Усилился контроль. Но можно купить землю, цены варьируются в зависимости от расположения – окраина это или центр. Людям приходится приобретать участки, свободных земель вокруг города, естественно, нет.  А что касается тех, кто уже построился, тут уже ничего не сделаешь, нужно решать. Но хочу подчеркнуть, что после принятия закона число самовольщиков значительно сократилось.

- Какие еще законопроекты Вы бы отметили?

- Закон о поддержке сельского хозяйства, фермеров. Мы подтвердили, что республика является сельскохозяйственной и должна развиваться в направлении животноводства. Земледелие, выращивание зерновых нам не подходит, поскольку республика находится в зоне рискованного земледелия.  В свою очередь, в животноводстве приоритетным станет мясное направление. Ведь с молоком у нас очень сложно, хотя мы и принимали  ряд законов в этой отрасли, в частности, поддержали крупнейший молочный завод, который несколько лет находится  в предбанкротном состоянии. Если завода не будет, то вопрос производства молока автоматически отпадет. Сейчас просто так молоко в таких объемах невозможно продавать. Но в целом основное наше направление – мясное, а именно возрождение племенного скота, закуп скота со стороны.

Мы приняли полный пакет законов по туризму. Решение главы создать в Бурятии министерство туризма я считаю верным. Эта отрасль имеет очень серьезную перспективу в развитии республики. Там, где есть туризм, люди всегда заняты. Сейчас мы перевалили через миллионный рубеж приема туристов, ожидается два миллиона. Их надо кормить, а для этого развивать сельское хозяйство, обслуживать, строить гостиницы нового образца. Это перспективная отрасль, и она будет получать поддержку от парламентариев.

Еще один вопрос, который бы я выделил, это поддержка демографической программы России. Мы приняли решение сокращать детские дома.  Так, предусмотрена разовая поддержка за каждое удочерение или усыновление ребенка, которая составляет 250 тысяч рублей. Если в приемной семье свыше пяти человек, то она будет практически полностью обеспечена материально. Почему мы взяли курс на приемные семьи? Мы должны вырастить детей, которые остались без родителей, приспособленными к реальной жизни. Детские дома такого дать не могут. Там действует ряд законов, который не позволяет приучить их к труду, вести элементарно домашнее хозяйство. Ситуация с сиротами тянется еще с войны, мы до сих пор не решили вопрос до конца. Сейчас мы прорабатываем вопрос о поддержке семей, имеющих шесть и более детей. Планируется либо выделение участка, либо   выделение денежных средств, если земли нет.

- Как Вы относитесь к ситуации с повышением ставки заработной платы в сфере образования? Сейчас растет социальная напряженность по поводу того, что зарплата технических работников оказалась в разы выше зарплаты учителей. Какое решение здесь Вы видите?

- Вопрос поднимал комитет по социальной политике, в состав которого я вхожу. Да, действительно, сейчас сложилась ситуация, когда технические работники получают больше молодых учителей. При этом зарплата учителя в Бурятии официально равна средней по экономике, но такая картина складывается за счет учителей со стажем. Пока регионы предоставлены в этом вопросе сами себе, но мы хотим обратиться в Госдуму с законопроектом о  нормировании зарплаты.

-Что он предполагает?

- Определённый норматив, определенный размер зарплаты. Если в регионе он не выполняется, то федерация будет вынуждена его дотировать. А сейчас мы пока варимся в «собственном» соку, нам сейчас очень сложно. Но тем не менее, вопрос обсуждается. Так, на апрельской сессии ему будет посвящен «правительственный» час.

- В Бурятии все-таки сократили доплаты к пенсиям чиновников, главы, депутатов. Как Вы можете прокомментировать это?

- Закон внес глава республики, депутаты почти единогласно приняли его. Доплаты выплачиваются по всей России, не только госслужащие Бурятии получают их. В принципе по закону положена доплата к основной пенсии, но в зависимости от состояния экономики региона. Из-за этого в разных субъектах доплаты разные, получают их не только руководство и депутаты, их получают все госслужащие. Но я бы не сказал, что у них высокая пенсия. Поэтому мы хотим поднять вопрос о введении норматива и здесь. Он бы определил, сколько должны оставлять доплаты для всех госслужащих. Такое решение на российском уровне может снять напряжённость. Проект закона давно уже в Госдуме, по всей видимости, рассмотрение проходит не без споров, но рано или поздно он будет принят. Пока же мы решили сократить доплаты в республике.

- Если коснуться количественного состава парламента, согласны Вы с тем, что в республике, где население меньше миллиона, 65 депутатов это достаточно много?

- Да, я с этим согласен. И был даже среди инициаторов сокращения, подписывал первое обращение по этому поводу. Закон допускает количество депутатов от 25 до 70. Мы находимся почти на верхнем уровне.  Когда парламент только создавался, когда не было полной законодательной базы, работы было много. С этим мы успешно справились. Сейчас мы только вносим изменения в законы и приводим законы республики в соответствие с федеральными. Нужды в дискуссии нет. Приемлемое количество депутатов для Бурятии -  примерно 30-35. Однако до осени этого года вопрос не решится. Но я уверен, что новый созыв вернётся к нему, а действовать закон может начать в седьмом созыве. Такое решение будет правильным, парламент надо сокращать.

- Будучи депутатом пятого созыва, Вы написали книгу «Баргузинский характер». Расскажите, что подтолкнуло Вас на издание книги? Давно ли пришла идея ее написать?

- Я выпустил книгу со своими мемуарами. Раздал друзьям, землякам, именно они попросили меня написать книгу о себе. В Баргузинской долине знают, я себя сделал сам. Родился и вырос в простой семье, занимал определенные посты, постепенно рос. Людям интересно узнать, как все это происходило. Во-вторых, я решился на пробу пера, решил узнать, сумею ли я написать книгу. Конечно, не обошлось без помощи журналистов, которые помогали привести издание в приемлемый вид. Как откликнутся читатели, еще предстоит узнать.

- В Вашей книге упоминается бывший прокурор Бурятии, сейчас главный военный прокурор России Валерий Петров. Его прочат на кресло генерального прокурора России. Как бы вы оценили его шансы?

- Я не слышал, чтобы генпрокурор Юрий Чайка куда-то уходил.  И думаю, что обсуждать вопрос о том, кто займет его место, неэтично. Я как профессиональный прокурор считаю, что об том даже говорить не надо. Сейчас Валерий Петров - заместитель генерального прокурора, а сам генпрокурор уходить никуда не собирается.

- Что касается вашей карьеры, планируете ли вы идти в следующий созыв Народного Хурала? Если нет, то какие у Вас дальнейшие планы?

 - Пока думаю на этим, возможно, пойду. Многие мои друзья просят баллотироваться, но сам я до конца не решил. 

- Спасибо за беседу! 

 Александра Шагдарова, Восток-Телеинформ